Быть или не быть Южно-Приморскому природному парку? (к обсуждению проекта природного парка на Пидане)

Поиск по сайту www.EAST-ECO.com

Данная заметка – ответ на статью «К обсуждению проекта природного парка на Пидане (г. Ливадийская)» от 10.02.2021. При всем уважении к экспертам, являющимися известными в крае туристами с большим стажем, обсуждения в ней получилось. Авторами сразу заявлено, что проектируемый парк признается (кем?) «антирекреационным, экологически нецелесообразным, социально-вредным, практически нереализуемым, экономически малозначимым, ненужным» с категоричным выводом: «проект следует отклонить». Дальнейшая аргументация этого очень спорна.
Некоторые из мнений авторов хотелось бы прокомментировать и дать оценку. Не могу согласиться с утверждением, что проект парка основан на неполной выборке мнений («одна публикация в СМИ с мнением двух человек»). Идея природного парка впервые была высказана еще в конце 1980-х гг. Ю.И. Берсеневым и реализована в программном документе «Долговременная программа охраны природы и рационального использования природных ресурсов Приморского края до 2005 г.» (1993 г.). Учеными Тихоокеанского института географии ДВО РАН в 1996 г. была разработана концепция проектируемого парка. В последующие годы вопрос о необходимости создания природного парка поднимался неоднократно, в частности рекомендация реализации проекта вписана в резолюции нескольких научно-практических экологических и туристских конференций. Знаю, что общественная группа жителей с. Лукьяновка писала письма и обращения в разные инстанции с соответствующей просьбой.
Один поучительный факт из многострадальной истории проекта парка. В первоначальном виде он включал четыре кластера. Четвертый – Партизанский хребет, обладающий исключительными и разнообразными рекреационными ресурсами (водопады, вершины, минеральные источники, скалы и пр.). Это был излюбленный район спортивных туристов. Здесь существовала рекреационная территория «Алексеевская» – полоса шириной 200 м вдоль туристических троп по долине реки и водоразделам, что не позволяло осуществлять рубки леса. Но все это территорию не спасло. В 2008 г. специально для запланированной лесозаготовительной деятельности ООПТ «Алексеевская» была ликвидирована. Многочисленные лесовозные дороги и площади вырубленных лесов теперь отчетливо видны на открытых космоснимках, особенно в районе гор Лысая и Ольховая, самых аттрактивных вершин Южного Приморья. Создание национального парка «Зов Тигра» спасло долину р. Милоградовка, куда лесорубы также планировали зайти, а Уссурийский участок парка сильно пострадал от их деятельности. Северный склон Ливадийского хребта в свое время защитили жители с. Анисимовка, затем его спасало резервирование земель под будущий природный парк. Но на южном склоне хребта массовые вырубки подходят близко к водоразделу (1–2 км). Лесовозные дороги и лесосеки видны с Ливадийской. Вывод: создание ООПТ – единственный способ сохранить леса северного макросклона хр. Ливадийский.
Критика проекта авторами статьи во многих отношениях некорректна и неконструктивна. Обсуждать надо не необходимость создания парка, а планирование организации экологической и рекреационной деятельности. Главное беспокойство авторов исходит из представления, что территорию закроют и их дети не смогут ее увидеть, посетить. Такое мнение ошибочно. Основными функциями национальных и природных парков являются природоохранная и рекреационная – одновременно, при этом для многих, и в нашем случае тоже, рекреационная – превалирует. Закрытие территории для рекреантов противоречит целям парка. Но зонирование его территории – это общепринятая практика ООПТ. Крайне важно, чтобы зонирование отвечало потребностям всех категорий туристов. Зонирование территории парка может быть темой открытого обсуждения. С одной стороны, – наиболее экологически уязвимыми и ценными являются привершинные и водораздельные природные комплексы. С другой, – необходимо предусмотреть коридор для спортивных туристов по водоразделу от Лысого Деда до Скалистой. Это допустимо, т.к. такой туристический поток малочислен, организован и отличается высокой экологической грамотностью. Виды деятельности для каждой рекреационной зоны являются рекомендательными и, в разумных пределах, могут корректироваться для каждой ООПТ в связи с их особенностями и необходимостью.
Понятно желание авторов, чтобы их дети смогли увидеть памятники природы. Вопрос – в каком состоянии и будут ли они оставаться таковыми. Вспоминаю свои первые походы по Партизанскому хребту. Как полевик-экспедиционник я много работал в горах, по месяцу не видя людей кроме своих спутников; совершал маршруты длиной в сотни километров по дикой тайге и звериным тропам. Но на пути к Беневским водопадам тропа, точнее тропка, была такая, что вопреки опыту я неоднократно ее терял. На площадке перед водопадом отсутствовали следы кострищ и палаточных стоянок. Ближайшее бивуачное место находилось примерно в 500 м ниже водопада. В подгольцовом травяном березняке г. Ольховая тропа от группы к группе (туристов) успевала зарасти. На обратном пути можно было на камнях потерять свою же тропу, выйти на звериную, не попасть из-за этого на гривку, «свалиться» в ручей. Из-за этой проблемы вблизи водораздела был установлена вешка с указателем направления движения. Сейчас же, потерять ставшие «слоновьими», тропы к вершинам и водопадам невозможно, но вряд ли проход по ним и сами объекты также впечатлят туристов, как меня в свое время. С середины 1990-х гг. начинается деградация многих природных объектов Приморского края. И, если раньше сбор мусора на памятниках природы занимал у нас 5–10 минут, со временем его требовалось все больше.
К первоначальному состоянию природы в местах активного посещения вернуться невозможно. Но надо, чтобы аттрактивные природные объекты сохранялись и не деградировали в дальнейшем. Тропа на г. Ливадийскую по камням, стертыми под ногами туристов, видна на космических снимках. Вспомним, что время восстановления лишайников и «пустынного загара» на камнях – сотни и тысячи лет. Елово-березовый лес на седловине у вершины – любимое место туристов для ночевки – уже практически уничтожен. Уничтожена и тундровая растительность. Обнаженные корни деревьев, вытоптанная тропа шириной до 10 м, провалы почвенной дернины, вскрывающие валуны – это, по мнению авторов, «следует считать неизбежным». Но это только начало. Далее последует усыхание деревьев, развитие линейной эрозии, падение деревьев (ветровал в сентябре 2020 г.!) с выкорчевыванием валунов, а при неизбежном в дальнейшем расширении нарушенной полосы – движение камней на склоне. Нынешнее состояние тропы на вершину создает куда большую опасность для туристов, чем настилы и лестницы, которые авторы почему то считают скользкими. Травмоопасность необорудованной тропы многократно возрастает при дождях и оттаивании почвы. Огромные площади курумов и их низкое высотное положение на Ливадийском хребте обусловлено частыми пожарами. Таким образом, избыточная рекреационная нагрузка и, как результат, уничтожение почвенно-растительного покрова, провоцирует развитие негативных геоморфологических процессов.
Подобных примеров в популярных туристских районах Южного Приморья немало. Так, нарушение почвенного покрова стало причиной размыва поймы руч. Кравцовский ниже одноименного каскада и образования 3-х метрового оврага после прохождения всего лишь одного тайфуна. В 2005 г. автор сфотографировал нарушенный склон от первого Кравцовского водопада ко второму. В настоящее время антропогенное изменение рельефа и растительности борта долины ручья такое значительное, что точное местоположение снимка не удалось идентифицировать. Склоновые процессы и овражная эрозия кардинально изменили рельеф места.
Если не принимать экстренных мер, через 10–20 лет погибнут прибрежные рощи сосны густоцветковой на полуострове Гамова – ландшафт очень высокой эстетичности. На г. Лысая (не самая посещаемая вершина) исчезнет горная тундра, которая ярко представлена на юге края только здесь. Восстановление почвенного слоя в условиях горной тундры требует сотни лет. Кроме туристов свою лепту в деградацию природного комплекса г. Лысая вносят эзотерики, возводящие пирамиды и лабиринты. Гибнет хвойный лес у оз. Алексеевское.
Странно утверждение, что растительность Ливадийского не нужно охранять, так как в пригороде Владивостока есть краснокнижные растения. Только сколько их, какие и надолго ли? Лет 40 назад цветущий рододендрон на склонах сопок можно было увидеть на Седанке из окна рейсового автобуса, сейчас с трудом можно отыскать в лесу чахлые цветочки. Если все это «считать неизбежными» последствиями туристского интереса к природным объектам, то наши дети-внуки настоящей природы в доступных местах точно не увидят – не успеют. Наоборот неизбежное разрушение естественной среды в крупном городе требует создания вблизи него анклава слабо затронутой человеком природы.
Представляется некорректным сопоставление авторами статьи Ливадийской вершины с Покровским парком (Владивосток). Во-первых, вершину при пиковой нагрузке посещают до 2000 чел., парк – значительно меньше; во-вторых, в Покровском парке посетители ходят по асфальтированным дорожкам. Дорожки – это, как раз, единственный вариант, позволяющий увеличить нагрузку в сотни-тысячи раз. Известно, что посещение объектов в национальных парках мира достигает нескольких миллионов человек в год. Деревянные настилы вдоль троп наносят наименьший вред природной среде, и это самый дешевый способ повысить рекреационную емкость территории.
Следующее. Настаиваю на том, что туристическая нагрузка в рассматриваемом районе в 500 раз превышает норму. Вывод основан на моих многолетних наблюдениях рекреационной дигрессии, подсчетах количества туристов и данных о предельно-допустимой рекреационной нагрузки для разных ландшафтов Приморского края (по В.И. Преловскому и др.). Нынешние расчеты дают еще большую величину превышения допустимой (не вызывающей дигрессии) нагрузки. И, хотя данные о превышении туристической нагрузки неоднократно озвучивались мною ранее, широкий резонанс они получили только в 2017 г. В некоторых СМИ публикации вышли под заголовком «Пидан могут закрыть», хотя об этом я ничего не говорил, более того, категорически против этого.
Мы говорим сейчас только об экологической составляющей, но и нормы комфортности рекреационной деятельности перекрыты многократно, что проявляется, например, в пробках на тропе. В ботаническом саду такого нет даже в солнечные воскресные дни золотой осени.
Создание ООПТ – путь к сохранению всей природной экосистемы Ливадийского хребта. Не вдаваясь в конкретный список «краснокнижных» растений и животных, отмечу, что на Ливадийском хребте находится самый крупный в мире массив микробиоты перекрестнопарной. Здесь были сделаны первые сборы и описания этого растения.
Можно согласиться с авторами: «дикий туризм» предшествует организованному, цивилизованному. Но я бы по другому трактовал понятие «дикий» не ставя ему знак равенства с самодеятельным. Вначале был самодеятельный спортивный туризм, с минимальным воздействием на природу из-за малочисленности потока и экологического отношения к окружающей среде. Это не «дикий», а цивилизованный туризм. За ним пришел самодеятельный «дикий» туризм случайных для природы людей, отличающийся относительной массовостью и отсутствием культуры общения с природой у значительной части «туристов». Далее «заходит» организованный (через турфирмы) туризм, к сожалению тоже «дикий» (на г. Ливадийской его доля более 90%). Оценив спрос, используя такие бесплатные бренды как «экологический туризм» и «памятник природы», турбизнес торопился снять сливки с аттрактивных природных объектов, не заботясь об их состоянии и перспективах. Да, современные ходоки на Ливадийскую ведут себя вполне экологично (хотя, не всегда и не каждый), стараются не оставлять мусор. Тем не менее, определить туризм на Пидане как экологический, нельзя. В первую очередь по причине его нерегулируемой массовости, приводящей к деградации ландшафтов. Вообще ни одна тропа в Приморском крае за пределами заповедников и нацпарков не соответствует критерию «экологическая» по целому ряду признаков. Реальный экологический туризм у нас присутствует только в крупных ООПТ. Не слишком ли затянулся период «дикого» туризма на наших территориях, не пора ли перейти к «цивилизованному» с экологичным отношением к природе? В этой части уже накоплен значительный опыт, в том числе, и на территории Приморского края. Опыт этот нужно использовать. И уж никак не уподоблять туризм в природной среде промышленности, считая «неизбежным» уничтожение природы.
Финансовый вопрос, конечно, наиболее болезненный при создании ООПТ. Требуются вложения в организацию территории, особенно на первых порах. Необходимо определить приоритеты вложения средств. Например, строительство дороги до точки входа на пешие маршруты позволит исключить из трансфера использование высокопроходимых машин, на которые приходится до 50% туристических расходов. При сохранении той же стоимости путевки это позволит за короткое время отбить затраты на строительство. Близость территории к крупным городам Приморья, высокая транспортная доступность – залог высокой посещаемости проектируемого парка, соответственно и доходности. Потенциальный рынок природного парка составляет несколько сот тысяч посетителей в год.
Правильная организация туристической деятельности, как показывает мировая практика, может приносить немалый коммерческий доход. И здесь многое зависит от будущей администрации парка. Вопрос «не пущать» на территорию парка не стоит. Но есть угроза установить заградительную стоимость входного билета, дабы получить максимальный доход при редком посещении. Или, наоборот, брать небольшие деньги за вход, но ничего не делать для обустройства территории. Как избежать этих крайностей – вопрос для обсуждения. Информация к размышлению: после объединения НП «Зов Тигра» и Лазовского заповедника национальный парк стал «пасынком» объединенной Дирекции. Цены для посетителей парка высокие, дороги труднопроходимые и разрушаются, инфраструктура не создается. Все подчинено развитию туризма на о. Петрова (Лазовский заповедник). Парк почти не посещается. В тоже время продолжается деградация самой доступной части нацпарка – около водопада Чертов Мост (Дивный). В НП «Земля Леопарда», напротив, вопреки существенно меньшей аттрактивности ландшафтов, по сравнению с «Зовом Тигра», экологический экскурсионный туризм активно развивается, как на территории самого национального парка так и в «Кедровой Пади». За 5 лет количество посещений выросло в 12 раз. То есть очень много в реализации проекта зависит от будущего руководства парка. Но парк все-таки создается для гармоничного взаимодействия человека и природы; в конфронтации с обществом парк не заинтересован.
Глубоко убежден, что ради сохранения для наших потомков природной самобытности Ливадийского хребта создание Южно-Приморского парка является необходимостью. Сторонников и противников его создания достаточно, и их аргументы следует рассматривать и обсуждать. Очень жаль, что среди противников парка оказались заслуженные опытные туристы, которые сами успели повидать нетронутую природу. Их аргументация во многом обусловлена опасениями запрета туризма на территории парка, не знанием «Концепции» и принципов организации туризма в таких ООПТ. Видимо следует обнародовать и вывести на широкое обсуждение «Концепцию развития туризма на территории парка «Южно-Приморский» (2021 г.).

А.М. Сазыкин, кандидат географических наук,
доцент департамента наук о Земле Школы естественных наук ДВФУ,
член Комиссии по развитию туризма РГО, общественный представитель АСИ по туризму, один из авторов «Концепции развития туризма на территории парка «Южно-Приморский» (2021г.), турист, полевик с 45-летним стажем.

Долговременная программа охраны природы и рационального использования природных ресурсов Приморского края до 2005 г. Экологическая программа. Ч. 2. – Владивосток: Дальнаука, 1993. – 301 с.
Берсенев Ю.И. Особо охраняемые природные территории: существующие и проектируемые. – Владивосток: изд-во ДВФУ, 2017. – 202 с. – URL: https://pgpb.ru/digitization/detail/2983/
Берсенев Ю.И., Сазыкин А.М. Можно ли считать природоориентированный туризм в Приморском крае экологическим? // Записки Общества изучения Амурского края. ТXLVI: Туризм в Приморском крае и сопредельных территориях. – Владивосток, 2020. С. 90–97. – URL: https://kraeved.info/index.php?id=715
Леусов А.Э., Малюгин А.В., Сазыкин А.М. Особенности и перспективы рекреационного освоения Ливадийского хребта // Записки Общества изучения Амурского края. ТXLVI: Туризм в Приморском крае и сопредельных территориях. – Владивосток, 2020. С. 63–68. – URL: https://kraeved.info/index.php?id=715.
Стратегия территориального развития рекреации и туризма в Приморском крае / В.И. Преловский и др. – Владивосток, 1996.- 132 с.

Седловина около вершины г.Ливадийская
Мусор, оставленный ночующими туристами на г. Ливадийская
Уничтожение почвенной дернины и обнажение древесных корней
Тропа на г. Ливадийская.