За 1932–1956 гг. Дальстрой добыл 1187,1 т. химически чистого золота

Поиск по сайту www.EAST-ECO.com

Свободный и несвободный труд
Старший научный сотрудник лаборатории истории и экономики Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института ДВО РАН П.С. Гребенюк выступил на международном семинаре Итальянской ассоциации по изучению трудовой истории в Туринском университете (г. Турин, Италия) с докладом по теме «The price of gold: free and unfree labour in the Soviet gold fields (1930s-1950s)» («Цена золота: свободный и несвободный труд на золотых приисках СССР»).
Семинар был посвящён изучению положения рабочих в различных регионах мира с XIII века вплоть до современности. В тематике семинара был сделан акцент на исследование сосуществования и взаимодействие в рамках одной и той же работы рабочих, закрепленных в разных трудовых отношениях. Здесь понималось широкое определение места работы, в том числе фабрики и арсеналы, галеры и тюрьмы, лагеря, шахты и поля; домашнее хозяйство, армия и места секс-бизнеса.
Отдельно рассматривалось существование в жизни одного и того же работника различного опыта работы, закрепленное в отдельных трудовых отношениях. Рассматривались проблемы синхронного сосуществования, например, в случае независимого крестьянина, который одновременно работал в качестве рабочего; и диахронное сосуществование, например, когда раб (заключённый) также использовался в качестве наемного работника. Внимание было уделено изучению конфликтов между рабочими, закрепленными в разных трудовых отношениях, вопросам принудительного труда, мобилизации заключённых и солдатов.
Один из интересных докладов был посвящён путешествию китайских наёмных работников - кули (фактически рабов) из Макао в Перу. Торговля кули приобрела размах после 1842 года, когда Китай, потерпевший поражение в первой "опиумной войне", разрешил европейцам вербовать своих подданных для работы за границей. Одним из первых крупных импортеров китайских кули стала Перу, где в 1854 году было отменено рабство.
Доклад исследователя из Мексики рассказывал об американской программе "Брасерос". Из-за нехватки американских сельскохозяйственных рабочих на полях "Солнечного пояса" - одного из наиболее динамично развивавшихся экономических районов США - предусматривалось направление определенного количества мексиканских рабочих, так называемых «брасерос» (braceros), для работы на производствах и в сельском хозяйстве США. В 1942-1964 годах во время действия этой программы приток сезонных мексиканских рабочих брасерос составил более 4,6 миллиона человек, многие из которых остались в США на постоянное место жительство.
Большой интерес слушателей вызвали доклады о развитии трудовых отношений и трудового законодательства в Греции в конце XX века, свободном и несвободном труде на сельскохозяйственных предприятиях Бразилии, детском труде сирийских беженцев по сбору клубники в Ливане в 2014-2018 гг.
В докладе П.С. Гребенюка «Цена золота: свободный и несвободный труд на золотых приисках СССР» был представлен анализ организации труда в двух крупнейших золотодобывающих организациях СССР — Главзолото и Дальстрое. Приводим выдержки из доклада, посвящённые Дальстрою.
Основная часть золота в СССР в 1931–1950 гг. была поставлена двумя организациями: Главзолото/Главспеццветмет и Дальстроем было добыто 2029,4 т. золота, при этом добыча Главзолото составила 1116,2 т. (около 55%), а на Дальстрой пришлось 913,2 т. (около 45%). Всего за 1932–1956 гг. Дальстрой добыл 1187,1 т. химически чистого золота.
Заключённые были основной рабочей силой в Дальстрое — организации, созданной в 1931 г. на крайнем Северо-Востоке СССР для добычи богатых золотых россыпей, обнаруженных на реке Колыме. На протяжении истории Дальстроя на вольнонаёмных работников распространялись льготы для золотодобывающих предприятий СССР, северные льготы, а также льготы, введённые специально для предприятий Дальстроя, включающие надбавки к зарплате в размере 10-20% после каждого года работы в зависимости от категории работника. Исследователи выделяют относительно мягкий период 1931–1937 г., когда заключённым работникам Дальстроя начислялась и выдавалась заработная плата, которая была примерно на 30% ниже, чем у вольнонаёмных работников, однако в конце 1930-х гг. большая часть заработной платы заключённых удерживалась на их содержание.
Конец 1930-х—начало 1940-х гг. характеризуется ужесточением политики в отношении заключённых работников, трудовая деятельность которых регулировалась дифференцированной шкалой питания, выстроенной в зависимости от выполнения плана, а также системой зачетов, действовавшей для заключённых перевыполнявших плановые задания и позволявшей сократить сроки заключения и получить право на досрочное освобождение. В период военного времени 1941–1945 гг. для свободного населения действовали заборные документы по трём категориям граждан, на основании которых можно было получать хлеб, посещать столовую и приобретать продукты, рабочие перевыполнявшие установленные нормы могли получать дополнительное питание. Положение заключённых работников в этот период было наиболее тяжелым, только в 1949 г. для заключённых были введены выплата зарплаты и гарантированное обеспечение питанием и вещевым довольствием.
Производительность труда на золотодобыче Дальстроя была примерно в 2 раза выше чем в ординарном секторе золотодобывающей промышленности СССР (Главзолото), но при этом в среднем в 4-6 раз меньше чем в США и в Канаде (в том числе если рассматривать исключительно добычу россыпного золота). В целом если комплексно оценить все параметры, производительность труда при россыпной добыче золота в Дальстрое (а с 1957 г. и в совнархозе) превышала производительность труда в большинстве других районов СССР, однако при этом основным фактором определяющим как более высокую производительность труда, так и более низкую себестоимость добываемого золота было повышенное содержание золота в песках - это и приводило к тому, что в Дальстрое на одного рабочего добывалось больше металла, чем в большинстве предприятий других районов СССР.
К середине 1950-х гг. в Дальстрое действовали сотни бульдозеров, экскаваторов, драги и другие механизмы. Производительность труда на вскрышных работах увеличилась с 1950 г. по 1956 г. почти в 4 раза, на промывке песков в 3 раза. В связи с механизацией труда при увеличении горных работ, численность трудовых ресурсов горной промышленности за время с 1950 г. по 1958 г. сократилась более чем в полтора раза, количество заключённых после амнистии 1953 г. резко уменьшилось, 1959 г. стал последним годом, когда на золотодобыче использовали труд заключённых. При падении годовой золотодобычи и общем кризисе дальстроевской системы, действовавшей годами, производительность труда на золотодобыче только в первой половине 1950-х гг. увеличилась почти в два раза. Это было связано с усиленной механизацией и переходом на вольнонаемный труд квалифицированных специалистов.
В Дальстрое в 1930–1940-е гг. совокупные расходы на одного заключённого были примерно в 2 раза меньше, чем на одного вольнонаёмного работника, а средняя заработная плата заключенного в 1940-е гг. была примерно в 10 раз меньше, а к началу 1950-х гг. — в 2,5 раза меньше, чем вольнонаёмного работника. Заработная плата вольнонаемных в Дальстрое была значительно выше, чем в других районах СССР, однако это не покрывало издержки жизни на Севере. Когда речь идёт о «цене холода», следует отметить, что использование принудительного труда заключённых на золотодобыче и в других отраслях промышленности северных регионов СССР среди прочего было обусловлено экономическим расчётом в сравнении с использованием «вольнонаемных» работников. Этот фактор сыграл ключевую роль в 1930-е—1940-е гг.
Признавая неблагоприятные условия Севера, известный советский экономист С.В.Славин, в 1931–1934 гг. работавший заместителем председателя Совета Севера Госплана СССР, отмечал, что деятельность Дальстроя дала для народного хозяйства СССР крупную экономию средств по сравнению с использованием других месторождений золота в СССР. Эта точка зрения демонстрирует экспертный взгляд изнутри на экономическую эффективность в рамках социалистической модели экономики. В результате деятельности Дальстроя, поставившего в 1932–1956 гг. почти половину советского промышленного золота, среднее соотношение доллар/рубль по текущим затратам на добычу золота в соответствии со средней фактической мировой ценой золота составило примерно 1 к 12, что кратно превосходит показатели ординарного сектора золотодобычи (Главзолото/Главспеццветмет) и с учётом фактического паритета рубля демонстрирует высокий уровень прибыльности.