АГАР - НАШЕ БОГАТСТВО: НУЖЕН ДРУГОЙ ЗАВОД

Поиск по сайту www.EAST-ECO.com

*

Нужен другой завод - богатства под нашими ногами!

Кто бывал на берегу бухты Перевозной, не мог не обратить внимания на мощные валы невзрачных водорослей, выброшенных волнами и вытянутых вдоль берега на многие километры. В некоторых местах бухты толщина штормовых выбросов достигает 1,5-2 метров и в ширину до 10-15 метров. Только на участке между полуостровами Ломоносова и Песчаный биомасса водорослей на берегу достигает одной тысячи тонн, которые постепенно гниют, разлагаются, заносятся песком и галькой. И не все знают, что все это – ценный водный биологический ресурс, или водоросль – анфельция.
Среди красных водорослей (багрянок) анфельция является ценнейшим сырьем для производства агара, используемого, в основном, в микробиологической (медицинской) и пищевой промышленности. На Дальнем Востоке анфельция образует промысловые скопления в заливах Петра Великого, Анива (Сахалин) и Измены (южные Курилы). Это неприкрепленная водоросль, создающая плотные скопления в закрытых и полузакрытых бухтах и лагунах, за счет сцепления тонких веточек. Мощность пласта анфельции в море достигает 1 метра, однако слой живых водорослей расположен только сверху и обычно не более 20-25 см в толщину. Пласты анфельции часто разрушаются при добыче ее с помощью драг, и тогда значительная часть скопления может быть выброшена на берег при сильном шторме. Растет анфельция очень медленно и поэтому разрушенные скопления часто не восстанавливаются. Например, по этим причинам, скопления анфельции в Уссурийском заливе практически исчезли, а у берегов Хасанского района ее запасы сильно снизились.

В начале промысла анфельции в Приморье в 1930 г. площадь ее зарослей в районе от п-ова Ломоносова до устья р. Монгугай (Барабашевка) была самой большой и составляла 2333 га, а запас оценивался в 5710 т в сухом виде (Гайл, 1936). Во всем Хасанском районе площадь поля анфельции составляла около 5 тыс. га (50 км2) с запасом 3,5 тыс. т в сухом виде. В 1934 г. здесь был начат ее пробный промысел, а в 1935 г. только здесь собрано на берегу и добыто в бухте 150 т водорослей в сухом виде, которая была отправлена на созданный Владивостокский агаровый завод. Заготовка анфельции не прекращалась и в годы войны и всего за период 1930-1945 гг. в Приморье было добыто около 205 тыс. тонн сырца (Кизеветтер, 1966). В дальнейшем объемы добычи снижались и к концу XX в. не превышали 1 тыс. т сырца, а в настоящее время – в пределах нескольких сот тонн, несмотря на большие возможности, связанные с заготовкой штормовых выбросов анфельции.
Основные причины снижения запасов и объемов заготовки анфельции в Амурском заливе связаны с загрязнением прибрежных вод, разрушением пластов в скоплениях, изменениями гидрологического режима из-за строительства в прибрежной зоне, добычи песка и гравия. Для сохранения и воспроизводства ресурсов анфельции необходимо установление особого режима водопользования в местах скоплений этой ценной водоросли.
В 30-е годы первый агаровый завод был открыт во Владивостоке, он перерабатывал сырье, заготавливаемое, в основном, в Хасанском районе – в бухтах Перевозная, Маньчжур (ныне Баклан) и в Славянском заливе. Сушеную анфельцию доставляли в город на шаландах в район Первой Речки и привозили на завод на подводах или на грузовиках. Сам завод находился вблизи современной остановки Гоголя и выпускал агар до конца 60-х годов.
Вспоминаю специфичный йодистый запах моря или водорослей, который можно было осязать в окрестностях Владивостокского агарового завода. Когда около 15 лет назад, в связи с началом строительства Гоголевской дорожной развязки, ломали добротное здание этого завода, с его чердака сбросили тюки сушеных водорослей, которые прекрасно сохранились. У меня до сих пор на память об этом заводе сохранился пучок анфельции, поднятой с тротуара.
Еще до закрытия агарового завода во Владивостоке, были построены и выпускали великолепный агар Владимирский агаровый завод (ВАЗ) в п. Веселый Яр (Ольгинский район) и агаровый цех в п. Южно-Морской (б. Гайдамак, зал. Восток). Эти предприятия находятся далеко за пределами мест произрастания анфельции, и для заготовки сырья в бухтах Хасанского района регулярно организовывали сезонные бригады. Возили сырье на свои предприятия на грузовиках за сотни километров, затем его досушивали, хранили на складах и использовали для изготовления агара по мере поступления заявок от медиков или кондитеров.
В 80-90-е годы агаровая промышленность Приморья пострадала также из-за конкуренции с более дешевым (но не всегда качественным) агаром, поставляемым из Вьетнама. Этот агар производился из другой красной водоросли – грациллярии, которая растет на мелководьях в сильно загрязненных местах. Она есть и в Хасанском районе (бухты Мелководная, Песчаная, Экспедиции и др.), но биомасса ее невелика и формируется только раз в году к концу лета, тогда как вьетнамцы, в своих теплых водах, умудряются получать по два урожая в год.
В настоящее время агаровая промышленность Приморья находится в упадке. Несколько небольших частных предприятий (на о. Попова, в п. Раздольном и др.), практически не имеющие поддержки от местных властей, сегодня изредка выпускают небольшое количество продукции. Конкуренцию на рынке агара составляют и предприятия, расположенные на побережье Белого моря, где произрастает другой вид анфельции. Но основные проблемы – постоянное увеличение расходов на транспортировку сырья (цены на бензин), на электроэнергию, на покупку дорожающей извести, необходимой для производства агара и др.
Конечно, возить сырье за тридевять земель из Хасанского района в Ольгинский, Партизанский и Надеждинский – дорого, и это существенная часть затрат на производства ценной продукции. Поэтому ранее ставился вопрос о строительстве цеха в Хасанском районе в б. Нерпа (http://old.vladnews.ru/magazin.php?id=8&idnews=4531&current_magazine=1272), но пока это предложение осталось нереализованным.
Однако сама природа подсказывает, что агаровый завод лучше всего построить на берегу бухты Перевозной, где сосредоточены ресурсы анфельции – вот они на берегу, только собирай, суши, сортируй и упаковывай – сотни тонн пропадают. Понятно любому – это и есть рациональное использование водных биоресурсов, или то, за что все давно агитируют – от ученых-экономистов до губернаторов и президентов. Анфельция – ресурс не просто ценный, но и воспроизводимый в природной среде. Это не уголь, нефть и газ, которые когда-нибудь закончатся. К тому же этот даровой ресурс, и получаемые из него продукты не загрязняют окружающую среду, не требует сложных технологий и, главное, чрезвычайно полезен для людей. Возможно, кто-то и усомнится – приведу простые расчеты.
В настоящее время в б. Перевозной и к северу от нее, по данным ФГУП ТИНРО-Центра, порядка 6-8 тыс. т анфельции в море, и до 1 тыс. т на берегу и на мелководье в зоне предвыбросов. Еще несколько тысяч тонн находятся в соседних бухтах (Нарва, Северная, Баклан). От этого запаса, без ущерба ресурсам, обычно разрешено к промыслу до 10%, то есть не менее 1 тыс. т, из которых подавляющее большинство находится на берегу в штормовых выбросах. Перед просушкой штормовых выбросов анфельции, в случае засорения, ее необходимо только промыть в воде от песка, гнилых водорослей и примесей морской травы. Сушку проводят прямо на берегу или на специальной площадке, что занимает обычно лишь несколько дней, после чего сухие водоросли упаковывают в тюки, также как и сено.
Заготовленный товар должен соответствовать техническим условиям «Анфельция сушеная для промышленной переработки» (ТУ 9284-131-00472012-98), стоимость которого еще недавно составляла 150 руб./кг (НДС не облагается). Несложный подсчет показывает, что в районе б. Перевозной можно за год заготавливать только сушеной анфельции на общую сумму до 150 миллионов рублей! Даже если объем заготовки будет в десять раз меньше – все равно 15 миллионов рублей – неплохая сумма для бригады заготовителей. Этот товар может храниться в сухих помещениях годами и реализовываться по мере необходимости.
Агара в анфельции много – от 12 до 22%, в зависимости от свежести водорослей и их чистоты. Поэтому, агаровый завод в б. Перевозной мог бы ежегодно получать до 150-250 тонн агара. В настоящее время килограмм самого обычного пищевого агара (ГОСТ-16280-2002) продается по 2 тыс. рублей. Следовательно, этот завод может за год производить агара на сумму до 300-500 миллионов рублей!
Для получения агара необходимо только покупать обыкновенную известь или известковое молоко, в которой на несколько часов замачиваются водоросли перед варкой в котлах. Кстати, ранее известь заготавливали многие рыболовецкие предприятия Приморья для своих нужд – известняки в Хасанском районе широко распространены, да и раковины моллюсков для этих целей вполне пригодны. Нужен только уголь (Хасанский район им также богат) для обжига, который использовался и для варки анфельции.
Конечно, эти простые расчеты не учитывают все тонкости экономики получения агара, но, несомненно, это выгодно как жителям поселка, так и району, краю и стране в целом, где потребность в этом ценном продукте будет только расти в связи с планами развития современной биологической медицины и биотехнологии, основанным на использовании местного сырья. Агар крайне необходим также Владивостокской кондитерской фабрике, выпускающей известные на всю страну конфеты «Птичье молоко», мармелад и другие сладости на основе пищевого агара.
Необходимо также иметь в виду, что анфельция может использоваться не только для изготовления агара, завод может расширить ассортимент выпускаемой продукции. Например, для женской косметики можно изготавливать высокоэффективные очищающие маски на основе анфельции, которые выпускаются за рубежом и стоят 3787 рублей за 50 г активного компонента (http://www.nezabudka-shop.ru/8532). Можно также наладить производство ценных экстрактов из этой водоросли, богатой полисахаридами, аналогичными по составу амилопектину. И, конечно, самым ценным является выпуск бактериологического агара для создания бактериальных питательных сред. Такой агар существенно дороже пищевого, так как требует особой очистки и стерильности производства.
Пока в наших аптеках нет медицинских препаратов на основе агара, или такая продукция поступает к нам из-за рубежа. Однако хорошо известно, что агар из анфельции хорошо выводит из организма человека тяжелые металлы и токсины, а главное, радионуклиды. Последние, как известно, представляют угрозу жителям Дальнего Востока из-за аварий на атомных подводных лодках, электростанциях и в местах утилизации радиоактивных отходов (напомню – Чажма, Большой Камень, Фукусима и др.), а также в связи с испытаниями атомного оружия в КНДР и, ранее попавшими в море, радионуклидами от бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.
Поэтому строительство агарового завода на побережье б. Перевозной это вовсе не случайное предложение или фантазии, а насущная потребность и здравый смысл.
Однако это предложение может оказаться неосуществимым из-за планов строительства в районе б. Перевозной завода по сжижению природного газа, морского терминала и магистрального газопровода на побережье. Несомненно, такие стройки приведут к нарушению существующего водного режима в бухте и заливе, к загрязнению воды, и к гибели поля анфельции, ущерб от уничтожения которой будет составлять, как минимум, несколько миллиардов рублей в год.

Сторонники строительства завода по сжижению природного газа в районе б. Перевозной утверждают, что проектировщики все учтут, в чем я очень сомневаюсь. В лучшем случае, они заплатят ущерб водным биоресурсам, в том числе и за счет уничтожения запасов поля анфельции. Вот только что останется нашим потомкам, которые могли бы более разумно распорядиться природными богатствами Хасанского района, исчезающими по нашему недомыслию. Я думаю, что наши дети и внуки спасибо нам за это не скажут, а если и будут вспоминать, то вовсе не с благодарностью за свое будущее на приморской земле.

В.А. Раков
д.б.н., профессор
зам. председателя КСПЭПК

ВложениеРазмер
Раков_Агар - наше богатство.pdf483.01 КБ