К обсуждению проекта природного парка «Южноприморский» на Пидане (г. Ливадийская)

Поиск по сайту www.EAST-ECO.com

Вашему вниманию предлагается мнение экспертов о проекте Природного парка «Южноприморский»
1
Экспертиза Проекта природного парка «Южноприморский» (18 ноября 2020)

Проект содержит Постановление, Положение, Отчёт ОРВ, и 6 приложений описывающих 3 территории
площадью 162 км2 (Ливадийский хребет), 37 км2 (Чандалаз = Лозовый хребет), 2 км2 (Екатериновский
пещерный комплекс).
Проект признаётся антирекреационным, экологически нецелесообразным, социально вредным, практически
нереализуемым, экономически малозначимым, ненужным.
Комплексный подход к формулировке и решению проблемы отсутствует. Человек высшей ценностью не
признаётся. Важность района для рекреационных целей преуменьшена. Негативные эффекты воздействия
человека преувеличены. Предлагаемые меры ограничивают отдых и туризм, развитие туристического
бизнеса и рост населённых пунктов. Текст юридически не проработан.
Проект основан на неполной выборке мнений (одна публикация в СМИ с мнением двух человек, советский
слоган «пожелания трудящихся» без раскрытия кто, что и сколько пожелал, экологическая экспертиза
без указания её авторов, критериев и точной территории её охвата, со спорным выводом «туристическая
нагрузка в 500 раз превышает допустимую»). Проект следует отклонить.
С юридической точки зрения, «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание,
соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» (ст.2
Конституции).
Взаимоотношение человека и природы регулируется основными актами, именно ст.42 и ст.58 Конституции
«Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о её состоянии…»,
«Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам».
Взаимоотношение человека и природы регулируется множеством подзаконных актов, разных в каждом
конкретном случае. Рассмотрим первый пример – жилую или промышленную зону, руководствуясь здравым
смыслом. При строительстве здания, сооружения, живая природа на стройплощадке подлежит уничтожению,
а неживая подлежит полной переделке в соответствии с требованиями проекта строительства. При
создании и работе промышленного предприятия, природа на его территории также подлежит уничтожению в
рамках необходимых для работоспособности предприятия. На сельскохозяйственных угодьях все природные
культуры кроме возделываемой подлежат уничтожению (в частности сорняки, грызуны), исключая защитные
полосы. При прокладке дорог, газопроводов и других коммуникационных линий природа на ширине или
чуть больше ширины соответствующей коммуникации также подлежит полной переделке. Во всём этом нет
ничего криминального, это жизнь. «Человек… является высшей ценностью». Меры для обеспечения его
жизнедеятельности являются приоритетными. К счастью для природы и её защитников, такие меры
требуются только на ограниченных территориях – города, сёла, дороги, хозяйственные угодья.
Территория занимаемая
Владивостоком 330 км2, составляет 1/500 территории Приморского края 166000 км2. Территории
всех населённых пунктов Приморья около 3000 км2 (1,8%), сельхозугодий 16485 км2 (10%), дорог и
коммуникаций не более 160 км2 (0,1%).
Пример второй. Человек имеет право на отдых, благоприятную окружающую среду и свободу передвижения
согласно ст.37.5, ст.42 и ст.27.1 Конституции. Согласно ст.41.2 Конституции государством
«поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры
и спорта, экологическому благополучию». Естественным местом
реализации этих прав и деятельности являются пригородные зоны отдыха (рекреации), где

2
окружающая среда более благоприятна, и городские зоны спорта и отдыха, хотя последние недостаточно
экологичны и ограничены по территории. Природа здесь подвергается антропогенному давлению, и
представляет разнообразный набор экосистем как искусственных для данной местности, так и
естественных. Чем дальше от города, тем меньше искажена естественная для этой местности экосистема.
Пример третий. Наряду с необходимостью создания среды обитания, труда и отдыха людей, реализуется
необходимость сохранять образцы природы, как в виде отдельных объектов, так и их комплексов. В
Приморском крае существуют заповедники, основной задачей которых является сохранение определяющих
типов экосистем Приморского края, и с этой задачей они справляются. Территория действующих
заповедников составляет 4016 км2 (Сихоте-Алинский), 1210 км2 (Лазовский), 404 км2 (Уссурийский),
393 км2 (Ханкайский), 179 км2 (Кедровая Падь), 13 км2 (сухопутная площадь морского заповедника), в
сумме 6215 км2, или 3,7% территории Приморского края. Заповедники находятся вдали от городов и
антропогенного воздействия.
Итак, 2% обжитая территория, 10% сельскохозяйственная, 4% заповедная. Отсюда 84% территории
незанято, и она остаётся практически нетронутой. Это соотношение является очень хорошим, ведь в
соседнем Китае практически вся территория занята под сельхозугодья и на дикую природу не остаётся
ничего. Достаточно посмотреть на известные космические снимки.
Структура территорий у нас выглядит правильно: города, вокруг них промышленные и рекреационные
зоны, вдали от них заповедники. Территория края имеет большой потенциал расширения как
жизнедеятельности человека, так и заповедников, но надо ли это делать? Не надо
– доставшаяся нам структура остаётся стабильной и не требует принятия каких-либо мер как по
расширению человеческого присутствия с одной стороны, так и расширению заповедников, с другой.
Итог: на территории края соотношение человек/природа гармонично.
Что предлагает Проект. «Особо охраняемую природную территорию» предлагается установить вблизи
границ городов Владивосток, Находка, Партизанск, и впритык к границам сельских поселений. Зону
строгого заповедного режима предлагается установить в 10 км от ближайших сёл, 20-30 км от крупных
городов в прямой видимости. Это экологически бессмысленно вследствие воздействия городских
предприятий и иной человеческой деятельности на прилегающие территории юга Приморья. Экологический
смысл имеют заповедники вдали от городов.
Упоминаются краснокнижные виды, подлежащие защите, но у нас в крае повсеместно таковые произрастают
и обитают, и на предлагаемых к закрытию территориях нет их видовых и численностных превышений. В
Отчёте ОРВ территория упомянута как «ключевое место обитания амурского тигра», однако по
наблюдениям местных жителей тигры появляются эпизодически.
Ключевыми местами обитания тигра являются центр и север Приморья.

Проект изобилует запретительными мерами. Зоны ограничения планируется установить именно там, где
максимален поток людей, желающих отдохнуть или испытать себя. Это бессмысленно с рекреационной
точки зрения, потому что куда тогда должны будут идти люди? Надо сказать, что мест для различного
вида рекреации у нас не так много. Горы выше 1000 м и горный воздух, что актуально в данном
анализе, находятся в единственном районе, доступном в течение выходного дня. Остановки электрички
74 км (Лукьяновка), Анисимовка находятся на расстоянии 2-3 часов от крупных городов и по сути
являются единственными стартовыми точками к горной природе юга Приморья. Хорошая автомобильная
дорога до Лукьяновки и Анисимовки способствует большому потоку людей. Все эти люди ведут здоровый
образ жизни, ходят по горам пешком. Здесь наряду с
«диким» туризмом действуют и растут многочисленные турбазы, приюты, горнолыжные трассы. Здесь
находятся известные вершины Пидан, Фалаза, Воробей, Туманная, Смольная, Безымянная, Чантинза, Лысый
Дед и другие.

3
Именно дикий туризм является основой и предшественником организованного. Только после него
формируются категорированные и плановые маршруты, возникают экологические тропы, приюты и турбазы,
приходит бизнес. И всё это сосуществует вместе. Кто из нас не ходил в детстве или студенчестве в
походы? Только позитивные впечатления. Желаем ли мы того же своим детям? Да. Сидение в городе или
на турбазах сопровождается обездвиженностью, толкотнёй, часто пьянством и не является полноценной
рекреацией. Движение на свежем воздухе есть основа рекреации.
Молодёжь, допризывники учатся здесь ориентированию и выживанию на местности, полевым ночёвкам,
занимаясь военно-патриотической подготовкой. Спортсмены и туристы проводят здесь слёты,
соревнования, походы и забеги, в том числе экстремальные. Например, известный траверс Пидан-Фалаза
или Кольцо Фалазы. На вершинах и хребтах есть многочисленные места для горных ночёвок. Именно эти
места и маршруты Проект предлагает поместить в запретную зону. Где ещё искать места для
экстремальных видов отдыха? Здесь близко к городу, удобно. Дальше – есть, но за выходные туда уже
не успеешь.
Пидан (г. Ливадийская) является самой известной высшей точкой юга Приморья (1333 м). По выходным
дням там бывает до 1000 человек, и все они ведут здоровый образ жизни, сохраняя наше национальное
здоровье. Посещаемость Пидана сравнима с посещаемостью сопки Бурачка, сопки Орлиной, фортов
Владивостокской крепости, но ниже чем посещаемость мысов Вятлина и Тобизина, Ботанического
сада-института ДВО РАН, парков Владивостока и значительно ниже посещаемости пляжей в летний сезон.
Вершина является культовой для бардов и уфологов.
Вершина горы служит символом достижения цели туризма, отдыха, спорта, так же как вершина любого
дела. Именно вершинные участки планируется ограничить от посещения. В этом случае теряется всякий
смысл стремления вверх.
Каких и сколько людей затрагивает Проект непосредственно? Это туристы, бизнесмены, ориентированные
на туристов, местные жители, сборщики дикоросов. Население Анисимовки
~700 чел., Лукьяновки ~80 чел. На самом деле местных людей больше, так как эти жилые зоны
используются как дачный район Владивостока и по нашим наблюдениям, показывают территориальный рост
и строительный бум, что является позитивом на фоне общей деградации сельских населённых пунктов.
Например, в Лукьяновке создано поселение ИЖС «Вероника». Многие бывшие туристы с возрастом покупают
дома и участки в Анисимовке. Сборщики дикоросов немногочисленны, их можно включить в число туристов
и местных. Местные жители благосклонно настроены к туристам и сами часто посещают леса и горы, в
том числе с целью сбора дикоросов. Бизнесмены составляют по нашей оценке, ~200 человек (с
работниками). В Лукьяновке известны две горнолыжные базы, гостевая станция на въезде в деревню,
приют в бывшей школе, несколько частных приютов и мест продажи экологически чистой продукции
(молоко, мёд). В Анисимовке находится крупная горнолыжная база Грибановка, турбазы Горный дом,
Простоквашино, Хуторок, Пасека, 4сезона, средняя школа (временно не работает, но иногда
используется как приют), несколько частных приютов и магазинов. Около Чандалаза есть одноимённая
турбаза. Туристы, поднимающиеся в горы, составляют по нашим оценкам, ~20000 человек в год. Туристы,
посещающие только турбазы, составляют ещё ~20000 в год. Эти числа очень приближённы, основаны на
оценках числа встреченных туристов на Пидане и Фалазе, количества автомашин на стоянках в
Анисимовке и Лукьяновке, количества пассажиров электрички при посадке вечером в город. Надо ли
знать точное число горожан, выезжающих на природу? Нет, но чем больше тем лучше. Пусть хоть
четверть города выезжает – здоровее будем все. Регистрационный учёт не требуется (и не прописан в
законе). Итого, Проектом прямо затронуты около 1000 постоянно присутствующих и около 40000
приезжающих в год. Их мнение по Проекту следует учесть в соответствии со ст. 3.1 и 9.1 Конституции.
Однако Проект составлен

4
на основе одной публикации в СМИ с мнением всего двух человек, слогана советского образца
«неоднократные обращения граждан» и однобокой экологической оценки.

Экология. Приведённый результат экологической экспертизы («500-кратное превышение нормы») дан без
указания какой именно нормы, и на какую именно площадь оно распространяется. Нормы для
заповедников? Вершина Пидана и тропа к ней безусловно, испытывают максимальное воздействие. Да,
корни оголены и трава вытоптана. Но это следует считать неизбежным, а предложения по обустройству
настилов и лестниц имеют дополнительное губительное воздействие на природу. К тому же они более
травмоопасны (скользкие в дождь, требующие постоянного ремонта, не предоставляющие вариантов
прохода). Тропа это естественно, надёжно, и ничего изобретать не надо. В Ботаническом саду и
городских парках сделаны асфальтовые дорожки, и если уж на то пойдёт, то такие можно в будущем
делать и на Вятлина, и Тобизина, и Пидан, и Фалазу. Автодорога под Фалазу по пади Берёзовой
заасфальтирована в 2020 уже на 1/2.
Тропы на Пидан и Фалазу широки, вытоптаны, и именно к ним, видимо, относится упомянутое
«500-кратное превышение». Грунт у вершин также вытоптан, однако форма вершин и очертания камней
реально сохраняются, что находится в прямом противоречии с заголовком публикации:
«гора теряет свой первоначальный облик». Нет, не теряет. Может, имелись в виду деревья. Хворост да,
используется для костров, но живые деревья не вырубаются. Это у туристов не принято. Это к чёрным
лесорубам. За пределами троп и стоянок, если отойти от них на 10-20 метров, дикая природа остаётся
практически нетронутой. Воздействие человека там близко к нулевому. Тропы и стоянки занимают очень
небольшую часть всей территории – оценим, 1%. Учитывая, что расстояние между разными тропами
составляет километры, подавляющая часть природы района не испытывает никакого «500-кратного»
воздействия. Следовательно, вывод о чрезмерном давлении человека на территорию существенно
преувеличен. Учитывая пригородное расположение территории, шаговую доступность, антропогенное
давление вообще не может быть предметом для радикальных выводов и решений.
Эмоции также не могут быть источником деловых решений. Из публикации: «Я был в ужасе когда увидел
сотни туристов». Я например восхищён, что сотни людей поднимаются на Пидан, ну и что? Сам
Лесницкий, автор фильма «Легенды Пидана» представлен как «дикий» турист (автостопщик), он должен
понимать, как это важно - ходить в дикие походы и даже массовые. Но это эмоции. Запретительные меры
никогда не помогают развитию и пропаганде. В данном случае туризма, бизнеса и здорового образа
жизни.
Терпят ли экологическое бедствие упомянутые Ботанический Сад, мысы острова Русский, пляжи, парки
города, вследствие наплыва посетителей? Нет. То же и Пидан, и Фалаза, и Чандалаз. Есть ли
экологическое давление на Пидан? Есть. Но вот сравнение. Есть существенное экологическое давление
на Покровский парк во Владивостоке. Давайте закроем Покровский парк под предлогом чрезмерного
антропогенного давления на него? Это абсурд. Давайте закроем пляжи Шаморы и Ливадии по причинам их
переполненности? Это абсурд. Давайте закроем пригородные леса? Это абсурд. Природа в городе и возле
города должна служить рекреационной зоной для всех людей, без сегрегации, без пропусков, без платы
за вход (за выход из города), без заборов и шлагбаумов. Такова судьба природы около всех городов.
Природа здесь естественно испытывает наибольшее давление со стороны человека. Борцы за природу
должны с этим смириться. Человек здесь является приоритетом.
Несмотря на давление, оказываемое человеком на природу, даже на территории Владивостока существуют
естественные экосистемы, в том числе и практически нетронутые – районы рек Седанка, Богатая, ручьёв
восточного побережья, острова Русский. Более того, на территории Владивостока растут краснокнижные
растения: калопанакс семилопастный, мелкоплодник

5
ольхолистный, груша уссурийская, абрикос маньчжурский и в пригороде тис остроконечный, живут
краснокнижные животные: японская могера (крот), лесной кот, утки мандаринки, рукокрылые: ночницы
(несколько видов), кожановидный нетопырь, малый трубконос. На улицы города даже забредают тигры.
Существуют зоны парков, лужаек, лесопосадок, деревья в городе находятся под особой охраной и
создают благоприятный эстетический и экологический фон.
Мусор. Да, проблема есть. Как правильно сказали в публикации 2017 года и Лесницкий, и Сазыкин, дело
в культуре людей. Предложен правильный подход, который можно переформулировать так: «унеси весь
мусор за собой и немного за другими». Тогда природа будет самоочищаться от мусора даже в
присутствии человека. Следует отметить, что ещё лет 10- 20 назад тропы и особенно стоянки под
Пиданом были завалены мусором, но сейчас, после прохождения нескольких самодеятельных экологических
десантов, мусора стало гораздо меньше. Надо регулярно ходить и смотреть, участвовать в волонтёрской
работе. Сейчас тропы чистые!
Валяются отдельные фантики от конфет. Вывод такой, что за 10-20 лет общая экологическая культура
возросла, причём без директивных распоряжений и обязывающих постановлений. Последняя такая
известная нам экологическая акция – очистка Серебряного перевала дороги на Партизанск.
Есть проблема пожаров. Да, они антропогенные. Весной 2018 года низовым пожаром полностью, как
казалось автору экспертизы, выгорел хребет Чандалаз. Однако годом спустя следы пожара загладились,
растительность по-прежнему буйная, живы в том числе и занесённые в Красную Книгу России
крупнолистные «дубы зубчатые». В своё время был низовой пожар на левой вершине Фалазы, в 2019 году
– верховой пожар на правой вершине. Способность природы восстанавливаться можно видеть на примере
заброшенных дорог и троп. Тропа в лесу полностью зарастает за несколько лет. Грунтовая дорога в
лесу, будучи заброшена, зарастает травой через 1-2 года, заваливается упавшими деревьями в первый
же год, зарастает порослью деревьев, часто колючих кустарников, через 10-20 лет. Туристы хорошо
знают заброшенные железнодорожные колеи в районе Фридмана, Тигрового и Шкотовского плато. Они
действовали в 1940-е послевоенные годы, а ныне представляют собой только ландшафтные искажения
местности.
Проект труднореализуем. Кто будет организовывать режим и его градацию по предложенным зонам
доступа? Кто будет осуществлять обход участков? В проекте также не прописаны меры за нарушение
режима. Территории «не изымаются у собственников», а собственники неохотно пойдут на ограничение
своих прав. Примером может служить национальный парк «Зов тигра». Было заявлено, что автомобильный
доступ запрещён, однако сейчас проезд в центр парка, в урочище Чёртов Мост, происходит массово. За
время существования «Зова тигра» (13 лет) сколько турбаз и прочих стационарных бизнес-объектов
туризма выросло около него? Авторам экспертизы не известно ни одного. Охотничьи кордоны по
периметру Парка не могут считаться туристическими объектами. Они для избранных. Они способствуют
отстрелу животных на границах Парка и, как нам известно, неохотно или вообще не пропускают
туристов. Сами егеря Парка строят приюты под г. Облачная и в устье кл. Тернового, но они так и не
завершены (?).
Кроме этого, турист, желающий попасть в Парк, «три раза» подумает, как и где получить разрешение,
сколько платить, как проехать, и в итоге пойдёт в другое место. Например, именно в выходные там
разрешение не оформляют. Создание Парка уменьшило число туристов «в три раза» и явилось
препятствием для прихода туристического бизнеса.
Следовательно, и туризм, и местные жители, и бизнес объективно против предлагаемого Проекта. Проект
станет не основой, а преградой для развития экологического, рекреационного туризма, населённых
пунктов и бизнеса. Поскольку доля этого бизнеса в краевом бюджете мала, Проект экономически
малозначим и не расширяет экономическую базу субъектов Приморского края.

6
Проект ограничит рост территорий Анисимовки и Лукьяновки, так как граница природного парка
проведена по имеющимся границам жилых участков (п.1.7, 1.8, 1.12, 4.3г,д Положения).
Ограничение доступа вызовет волну скрытого недовольства людей, их переход в соседние территории,
что может ухудшить их экологическое состояние. Поскольку мнение людей учтено недостаточно и с
тенденциозным креном против признания человека высшей ценностью, Проект является социально вредным.
Проект не проработан. Например, на картах отмечена «охранная зона» шириной 1 км, а в тексте п.5.1
Положения такого понятия нет. В п.5.9 упомянута «зона регулируемого туризма и рекреации», а в п.5.1
этого нет. В п.2.5 сказано «без изъятия земельных участков у собственников»
- это юридический нонсенс, двоевластие. В п.4.4.11 написано «сбор…, за исключением…, а также… в
зоне заповедного режима» - неясность о допущении «сбора» в заповедной зоне.
Особое мнение по поводу Екатериновского пещерного комплекса, на стыке населённых пунктов
Екатериновка и Боец Кузнецов. Пещера Пржевальского как была 40 лет назад на ржавом замке, так и
остаётся до сих пор (?). Рядом ведутся раскопки Екатериновского городища. Естественный интерес у
людей к этому району мал, а искусственный никак не развивается. В случае планомерной пропаганды
именно этого малого района (1 км2) он может стать окультуренным,
поддержанным бизнесом, местом рекреации и экскурсий. Скальный массив для тренировки альпинистов
находится тут же, непосредственно на полустанке 159 км, и не должен при этом никаким образом
закрываться или ограничиваться.
Источники
1. http://www.regulation-new.primorsky.ru/projects#npa=746 – здесь расположен Проект постановления
о создании природного парка «Южно-Приморский. 2 ноября 2020.
2. https://vestiprim.ru/news/ptrnews/57001-nashestvie-turistov-unichtozhaet...
pidan.html – репортаж Виктории Шандыбиной «Знаменитая гора Пидан теряет свой первоначальный облик
из-за нашествия туристов». 16 ноября 2017.
3. https://gorodv.com/2020/11/s-dikim-turizmom-na-pedan-i-falazu-zakoncheno...
yuzhno-primorskij/ – публикация без указания автора «С диким туризмом на Пидан и Фалазу закончено:
создается заповедник Южно-Приморский». 3 ноября 2020.
Подписи экспертов

Казачек Михаил, кандидат химических наук, турист с 40-летним стажем.

Тювеев Антон, кандидат физико-математических наук, преподаватель, старший инструктор спортивного
туризма, турист с 25-летним стажем.
Шкрябин Владимир, заслуженный путешественник России, председатель краевой общественной организации
«спортивно-туристический клуб Гринтур», кандидат в мастера спорта по туризму, старший инструктор
спортивного туризма.
Номоконов Виталий, доктор юридических наук, профессор, турист с 50-летним стажем.
Маслюков Павел, руководитель туристической группы «Ходоки», турист с 35-
летним стажем.