Спасти орхидеи Уссурийской тайги

Поиск по сайту www.EAST-ECO.com

Орхидеи in vitro
Буйство красок и неповторимый аромат. Так коротко можно описать Ботанический сад-институт ДВО РАН летом. Живые коллекции – предмет гордости ботаников. Многие из них появились на свет благодаря усилиям селекционеров сада-института. На эту кропотливую работу учёным понадобились многие годы. Но наука шагнула вперёд: процесс выведения новых сортов стал эффективнее с привлечением биотехнологий. Ботаники вышли на новый уровень исследований, связанный с клонированием растений и размножением видов, которые в искусственных условиях практически не размножаются. И вот совсем недавно ими выведен в искусственных условиях in vitro (в стекле) новый гибрид орхидей. Цветы из колбы пока не имеют названия. Новый сорт орхидеи получили учёные, скрестив две формы башмачка вздутого. Этот цветок ещё называют в народе венерин или кукушкин башмачок. Он растёт в лесу и его знают дальневосточники. А вот гибридный сорт ещё мало, кто видел, а название ему предложили ботаники придумать всем миром.
Над выведением уникальной орхидеи в лаборатории интродукции и селекции Ботанического сада, которой руководит кандидат биологических наук, молодой учёный Алексей Салохин, работали целых три года.
И это не последние новости из Ботанического сада-института, в частности, из лаборатории интродукции и селекции. Вот ещё одна радостная весть: ботаники вырастили в лабораторных условиях растение, занесённое в Красную книгу. Это орхидея бородатка японская, которую удалось не просто вырастить, а ещё и частично восстановить её популяцию в природе. Сеянцы бородатки японской в количестве более 30 штук были высажены на болотистой местности в Смидовичском районе Еврейской автономной области. Как выяснилось, место выбрано было специально.
Рассказывает Алексей Владимирович Салохин, вернувшийся из командировки в ЕАО Хабаровского края.
«Наш Ботанический сад-институт заключил договор с предприятием, занимающимся транспортировкой нефти. При проведении им строительных работ было уничтожено несколько экземпляров редкого растения. А по закону они обязаны восстановить ущерб природе. Вот и обратились к нам за помощью. Нам понадобилось три года, чтобы из семян, выращенных в колбе и адаптированных в условиях сада, получить саженцы, готовые к пересадке в открытый грунт. Зацветёт наша бородатка примерно лет через пять. Пока же будем наблюдать за её ростом, подсаживать новые растения вместо погибших. Помогать нам в прохождении тяжёлого периода адаптации растения будут экологи ООО «Транснефть-Дальний Восток». Работы по договору продолжаются, на реализацию проекта выделены деньги».
Клональным микроразмножением растений в БСИ ДВО РАН начали заниматься с 2012 года, когда в научном учреждении закупили новое современное оборудование.
В помещении, где дают жизнь новым растениям, стерильно. Стоят камеры в виде металлических шкафов, внутри которых в пробирках и колбах созревают будущие растения. Естественно, при определённой температуре, влажности и при других важных для этой цели условиях. Называются эти таинственные чудо-шкафы ламинарными боксами, после них культуры доращиваются в лаборатории микроклонального размножения. Там уже в колбах можно увидеть зеленеющие листики и стебельки.
«Процесс введения в культуру такой. Эксплант будущей культуры, а им может служить не только семя, но и почка, другая часть растения, освобождается от патогенных организмов, то есть грибов и бактерий, и помещается в стерильные условия на питательную среду. В качестве стерилизующих растворов используют спирт, соли серебра, другие дезинфицирующие растворы. После стерилизации в ламинарных боксах происходит уже посев эксплантов на питательную среду. Питательная среда состоит из агар-агара, минеральных солей, органических соединений, гормонов роста и некоторых других добавок. После помещения экспланта на среду сосуд плотно закрывают, чтобы избежать проникновения спор грибов и бактерий. Затем, в зависимости от растения или вида эксперимента, посуду с эксплантами помещают в климатическую камеру или на освещённые стеллажи. Таким образом, мы получаем культуры in vitro или, говоря по-русски, в стекле», - продолжает разговор А.В. Салохин.
Как сказал учёный, многие растения из колб выращиваются потом на экспериментальных участках Ботанического сада, но не все, некоторые так пожизненно и обитают в стекле: они нужны для наблюдений и экспериментов, ведь сад-институт подразделение, прежде всего, научное. Растительный материал используется как в сугубо научных целях, так и для восстановления популяции исчезающих видов.
В лаборатории клонального микроразмножения выращиваются ускоренным методом розы, сирени, рододендроны, ирисы, лилии, орхидеи, вейгелы, насекомоядные растения. А также такие редкие растения, как жимолость Толмачёва (эндем острова Сахалин), барнардия японская (растёт в Приморье только на юге Хасанского района),симплокампус Егорова, ирис маньчжурский, ирисы Воробьёва и вздутый – виды, занесённые в Красную книгу Приморского края. Планируется таким методом исследование и введение в культуру лекарственных растений.
Лаборатория интродукции и селекции растений создана в научном подразделении давно и имеет большие заслуги. Но заведовать лабораторией Алексей Салохин стал относительно недавно: влился в коллектив два года назад, объединив два научных направления, - традиционное и новое, связанное с клональным микроразмножением. Подобной тематикой занимался в Тихоокеанском институте биоорганической химии ДВО РАН под руководством академика Петра Григорьевича Горового, которого считает своим учителем.
«Окончил Дальневосточный государственный университет в 2004 году. Сначала хотел быть зоологом, но так получилось, что стал ботаником и начал изучать орхидеи Дальнего Востока. Нисколько об этом теперь не жалею. Во-первых, знакомство и работа с таким выдающимся человеком как Пётр Григорьевич Горовой дали мне многое в жизни. Во-вторых, увидел мир и поучаствовал в различных конференциях, узнал о том, как работают другие исследователи орхидных растений. Да, мы периодически встречаемся в разных странах, где произрастают орхидеи. Даже в Эквадоре побывал. Было бы несправедливо сказать, что клональным микроразмножением я в лаборатории занимаюсь один. У меня есть верные помощники. В частности, младший научный сотрудник, кандидат химических наук Юрий Сабуцкий и инженер Анастасия Бердасова», - рассказывает Алексей.
«А вот почему Ваш выбор пал именно на орхидные растения»? – не удерживаюсь от вопроса к ботанику.
«Очень интересная и уникальная группа растений. В мире насчитывается от 25000-30000 разных видов орхидей, каждый из них имеет свои особенности. В природе орхидеи очень трудно размножаются и восстанавливаются. У каждой орхидеи есть специальное насекомое, которое её опыляет. Если это насекомое исчезло, то цветок остаётся потом без потомства. Орхидеи очень чуткие к внешним условиям. Чтобы их исследовать, восстанавливать популяцию необходимо великое терпение. Даже Пётр Григорьевич над этим любит шутить».
А ещё Алексей сказал, что ему не до шуток: орхидеи в лесах безжалостно истребляются браконьерами, которые ежегодно приезжают со всей страны. Их срывают, выкапывают, продают в букетах и саженцами на рынках. Для браконьеров предусмотрены большие штрафы, но, к сожалению, никто не пытается их ловить за руку. Когда-то много кукушкиных или венериных башмачков росло в окрестностях Владивостока, теперь их можно найти только далеко в лесу, что не останавливает тех, кто пытается нажиться на редких видах растений.
Конечно, ботаники БСИ ДВО РАН помогут восстановить исчезающие виды орхидей и других растений. Но при этом считают, что лучше изначально не губить природу. Слишком долог и дорог процесс восстановления. Намного целесообразней радовать людей новыми сортами цветов, кустарников, деревьев, выведенными в лабораториях научного учреждения.
Елена Корнилова

На главном фото: Бородатка японская
Внизу: Алексей Салохин с сотрудниками во время экспедиции в Смидовичский район, высадка орхидеи.